ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН (ОТ октябрьской революции к

Четвёртой мировой)

Глава первая. ЭМБРИОНАЛЬНОЕ

Когда ещё матушка моя была мною брюхата, она не хотела меня рожать. Впоследствии, когда уже было поздно, она мне так и сказала: «Травила тебя, сволочь такая, да так и не вытравила…  Ну и ладно: живи, раз таблетки не помогли!» Ну, я и зажил.
А вот кто я такой, не имею понятия до сих пор. И общее ощущение такое, будто я все эти годы готовился-готовился, но так и не сумел родиться.
Может, всё-таки мамины таблетки помогли?
Появился я на свет в 1945 ходу в стране под названием «СССР», которую невзлюбил довольно скоро, имея к тому достаточно существенные основания.
Мать, которую я уже упомянул, была сибирячкой по рождению, геологом по образованию, женой весьма примечательного и немолодого мужчины, матерью двоих сыновей и одной приёмной дочери. Соответственно, у меня был брат старше меня на восемь лет, с которым мы жили как кошка с собакой, хотя и спали на двух плотно сдвинутых кроватях - до тех пор, пока он не ушёл в армию на целых три года. Помню, когда он вернулся домой, то показался мне ещё глупее того, каким уходил. Впрочем, брата своего я несомненно любил,  - просто с трудом выдерживал с ним общение, которое имело тенденцию бесконечно усугубляться.
Мы с братом были очень разные даже внешне: он походил на мать и, видимо, на всю её отцовскую линию полутатар-полукомипермяков - скуласт, тёмен, раскос и волосат; а я был копией своего отца - русоволос, светлокож и на фоне своих сверстников отличался правильностью черт лица, за которую эти же сверстники частенько обзывали меня то «немцем», то «французом».
Ещё у меня была сводная сестра (дочь пропавшего в начале войны советского кадрового офицера и маминого брата), которую лет до двадцати я считал родной. Внешне она была похожа на бабушку по маме, и ничего общего не имела ни с внешностью моего брата, ни с моей. Но, большую часть моего сознательного детства сестра сперва училась в своём родном Ленинграде, а потом уехала по распределению в Воронеж. Её приезды под семейный кров на студенческие каникулы я помню как череду трепетно ожидаемых праздников. Рядом с ней мне всегда хотелось быть старше, красивее и умнее. Она привозила с собой книги и кипу пластинок с классической музыкой в очень красивых обложках - чешских, венгерских, польских… И я потом годами слушал их - между всеми радостями и неприятностями подростковой жизни в своём родимом захолустном хулиганском полу-посёлке Страны Советов. Читал античных авторов, средневековые романы, русскую и мировую классику, поэзию серебряного века, классические философские труды - то есть рос довольно нестандартным провинциальным хулиганом, чем не гнушался шокировать всех, с кем был знаком или не знаком.
О том человеке, что был моим отцом, я до сих пор практически почти ничего не знаю. Он оставил по себе только множество догадок. Наверняка знаю только, что он не был похож абсолютно ни на кого из всего моего обозримого окружения. Он отличался от всех буквально всем, включая выражение лица, походку и осанку - на фоне привычного своего окружения он выглядел спустившимся на землю полубогом, звездой, упавшей в заурядную лужу, тщетно изображающей обычный бутылочный осколок.
Когда мне лет в пять подарили на День рождения игрушечную саблю, отец сочувственно поведал мне, что в своё время у него тоже был боевой клинок под названием «палаш», но ему однажды, при туманных для меня обстоятельствах, пришлось утопить его в уличном сортире. В детстве мы ходили вдвоём с отцом на охоту или за грибами; и тогда, во время продолжительных лесных переходов, мне иногда перепадала удивительная информация из отцовских уст.
Например, я вдруг узнавал, что в какой-то период жизни ему, оказывается, подавали французский коньяк с французскими же закусками прямо в его личный вагон его служебного поезда… Или вдруг начинал рассказывать мне про «живые сыры» или устриц под лимонным соком, про фуа-гра или про оленину под беарнским соусом… Он, видимо, вспоминал подобные вещи просто потому, что у него разыгрывался на свежем воздухе аппетит; но, делиться со мной более существенными подробностями своей биографии он, похоже, не стремился, и вряд ли даже планировал это сделать в будущем.
Мне исполнилось двадцать лет, когда от овдовевшей матери я впервые узнал что в начале двадцатых отец был приговорён к смертной казни (обвинительницей была неведомая мне на тот момент Розалия Землячка); потом этот приговор почему-то был заменён сроком, и в конечном счёте отец провёл в лагерях восемнадцать лет - до военного 1943 года… На похороны отца я приехал из армейской части с опозданием - телеграмма нашла меня на дальнем полигоне, где проходили длительные групповые учения; поэтому попрощаться с ним я даже не успел. (Впрочем, как и познакомиться.) Расстались с ним как-то почти совсем незаметно, «по-английски»…
Или наоборот - так и не расстались: так, по-прежнему, и бродим с ним вдвоём нашими лесными тропами.
Наступившим летом того же 1973 года я, демобилизовавшись из армии, снова бродил по знакомым лесным маршрутам уже один. Лес был, как в детстве, прекрасен, - полон, тайн секретов, недоговорённостей, - как длящиеся монологи отца.
И ещё один член семьи моего детства - бабушка по матери. Урождённая в 1885 году в селе Бельск Черемховского уезда Иркутской губернии, Вера Родионовна Лесневская, из семьи сибирского ссыльного поляка. Вдова того самого волосатого и раскосого полутатарина, который почему-то однажды «проклял» сыновей из рода моего отца (то есть, меня с братом) и, после этого резко и надолго куда-то исчез… Через полгода его нашли местные грибники повесившимся в том же самом лесу, где мы с отцом потом бродили.
Это было за несколько лет до моего рождения, поэтому мне пришлось впервые увидеть деда только на пожелтевшем бабушкином свадебном фото. Это был зажиточный и крепкий сибирский пролетарий, которого пустила по миру, затем обобрала до нитки, отняла всех сыновей, и в конце концов довела до смертельного отчаяния родимая советская власть.
Я долго смотрел на  эту фотографию, не отрывая изумлённых глаз. Рядом с девушкой, отдалённо напоминающей мою сестру, стояла, практически, копия: моего старшего брата.
С огромными чёрными усами!

Олимпиада. Закрытие

Оригинал взят у el_murid в Олимпиада. Закрытие
Поведение России в ситуации с Олимпиадой в очередной раз подтверждает правило: из всех плохих выходов наши бонзы выбирают все.

Если бы дело касалось только спорта и этой конкретной Олимпиады, все можно было бы списать на субъективнй человеческий фактор - ну вот министр спорта у нас глуп, нужно провести очистительно-оздоровительные мероприятия, кадровые перестановки, и все наладится.

Проблема в том, что аналогичная ситуация с невнятностью решений, постоянным запаздыванием во всем и постоянно засунутой головой в песок наблюдается во всех сферах деятельности нашей номенклатуры. Что можно требовать с чиновников, если стиль президента - загадочно исчезать в непонятных и сложных ситуациях и включаться в них на этапе последствий.

Лучше всего у наших получается разводить руками. В этой спортивной дисциплине мы занимаем весь пьедестал.

Освятит ли десница Его Святейшества памятник царю Ироду?

Оригинал взят у kalakazo в Освятит ли десница Его Святейшества памятник царю Ироду?
Какая-то повальная мода на открыие памятников
с непосредственным участием патриарся Кирилла!
"10 июля 2016 года Святейший Патриарх освятил скульптурное изображение Божией Матери"
Вчера патриарх Кирилл открывал памятник и Гавриилу Державину:



А всего неделю спустя в граде Орле
к приезду Его Святейшества
намечено открытие первого в матушке России
памятника Ивану Грозному:

"Первый в России памятник царю Ивану Грозному будет открыт в Орле к 450-летию города... Скульптур, посвященных Ивану Грозному, избегали даже во времена Российской империи. Так, на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде, в свое время с невероятной жестокостью разоренном Грозном в 1569 году, фигура этого царя отсутствует. Не водружали ему монументов и в XX веке".

отсюда

Любопытно, как Его Святейшеству удастся вывернуться
из столь двусмысленной и щекотливой ситуации?

P.S. Первым в самом начале 90-х
о канонизации "оклеветанного историками" Ивана Грозного,
заговорил устами митрополита Иоанна Снычева,
его спмчрайтер Константин Душенов.
Тогда же возникло внутри РПЦ и движение
почитающее Ивана Грозного великим святым:Read more...Collapse )

Не в бровь, а в глаз...

Оригинал взят у kalakazo в Не в бровь, а в глаз...
Честной протопоп Иоанн Малинин, он же prot_ioann
о Его Святейшестве патриарсе Кирилле:

prot_ioann:"И еще одно мнение о творчестве. В студенческие годы, слушая своего ректора, ныне святейшего владыку, умилился сердцем и сказал самому себе: умный же у нас ректор.
потом, случайно, раскрыл тогда модные книги Эммануила Светлова, и "слово в слово" прочитал то, что ректор изрекал безстыдно студентам, выдавая за свои откровения."
http://kalakazo.livejournal.com/1682929.html?thread=32864497#t32864497

prot_ioann:"Для чего нужна охрана патриарху?

Дело в том, что этот ПРОТОКОЛ существует ещё с советских времен.
Тогда понятно, он нужен был, чтобы оградить церковь от людей.

Помню приезжал святейший Пимен в Ленинград. Пошел, дело было во время моей юности, на Московский вокзал посмотреть на патриарха. Тоже самое. Издалека поглядел и удивился тому же. Зачем?

но Кирилл всех превзошел. он, с машиной сопровождения (звуковой сигнал надо бы было включить и проблесковые фонари,) помолиться поехал на закрытой территории. Смешно и грустно.

менять что-то укоренившееся и оплаченное в бюджете трудно.

вот и смиряется патриарх, продолжая традицию московских патриархов советского образа жизни.:




http://kalakazo.livejournal.com/1683422.html?thread=32866270#t32866270

Сталин-2 и Русская православная церковь

Оригинал взят у adam_a_nt в Сталин-2 и Русская православная церковь
Мановцев Андрей Анатольевич
Статья рассматривает феномен положительного отношения к Сталину в современной церковной среде. Автор критически разбирает ряд изданий и выставок посвящённых истории России ХХ века.
Веяние, проникающее и в Церковь
Уже стало привычным встречать положительное отношение к Сталину. Можно говорить об этом как о «веянии времени» - увы, проникающем и в Церковь. При этом нельзя не заметить, к сожалению, следующее. До недавнего времени почитание Сталина в церковном народе можно было считать «периферийным». К таковым почитателям относились единицы-священники (многие, верно, помнят передачу по телевидению пятилетней, кажется, давности и странноватого питерского священнослужителя в этой передаче с огромной иконой огромного Сталина, благословляемого низенького роста блаженной Матроной), или рядовые мечтатели о прошлом, которые долго еще не переведутся и среди православных, или маргинальные патриотические псевдо-православные движения, в которых Царя-мученика почитают истово не по разуму – так же, как Ивана Грозного, Распутина и Сталина, такой уж набор... Теперь же Сталину – с большим уважением – «воздается должное» и просвещенной, мыслящей частью православного российского народа. Как если б они и думать не думали, откуда ветер дует, с какой стороны ! Мы постараемся в этой статье воздать ему (Сталину) должное. Но прежде, чтоб не быть голословными, проиллюстрируем то, что сейчас заявлено. Скажем прямо, что речь идет о проектах, осуществляемых московским Сретенским монастырем.
Моя история
Хорошее название просветительского проекта – «Моя история». Действительно, для нас очень важно личное, небезразличное, неотстраненное отношение к отечественной истории. Но то-то и несуразно, что в таком проекте не только что-то (порою весьма выразительно и весьма наглядно, дизайн выставки – на высоком уровне) рассказывается, но что-то и смазывается, а что-то искажается или замалчивается, хотя не должно замалчиваться. Нельзя сказать, что в историческом павильоне ВДНХ, в зале «Моя история. ХХ век: от великих потрясений к великой победе» Сталин представлен положительно, нет, скорей, нарочито-двойственно и... смягченно.
Так, к примеру, касательно борьбы советской власти с Церковью рядом в экспозиции приведены две цитаты. В.И. Ленин: «Чем больше представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства  удастся нам расстрелять, тем лучше». И.В. Сталин: «Партия не может быть нейтральной в отношении религиозных предрассудков, и она будет вести пропаганду...».



Согласитесь – разные вещи: расстреливать или вести пропаганду. При этом замалчивается, что Сталин вместе с Лениным стоял за расстрелы духовенства (см. ниже).
Да, репрессии вполне нашли свое отражение – даны и цифры, и карта ГУЛАГа. Впечатляет. Но все это показано так, как если бы «выросло» само по себе, как будто не было личной сталинской воли на проведение репрессий. В то же время идея усиления классовой борьбы во время мирного социалистического строительства – это личная творческая находка тов. Сталина, теоретическая база для любого рода репрессий. В экспозиции вовсе отсутствует что-либо, что указывало бы на личное активное участие Сталина в уничтожении народа. В частности, не рассказано о том, что репрессии проводились по разнарядкам (инициатива сверху). На республику, на область, на район спускались цифры: столько-то человек «по первой категории» должно быть репрессировано (расстрел), столько-то – по второй (долговременное заключение). При этом сохранилось много документов – обращений с мест с просьбой об увеличении «лимита по первой категории» (что говорит, конечно, и о нравственном состоянии народа, раз находилось так много региональных сатрапов), с непременной сталинской визой: «За. И. Сталин», а нередко и со значительным увеличением – от вождя – запрашиваемого  лимита.
Читать далее
                     

Кремлёвская колыбель мирового терроризма

Оригинал взят у leg0ner в Кремлёвская колыбель мирового терроризма

Красные кхмеры

Заветы цареубийц, привычки летально размахивать табакерками в лоб, душить шарфами императоров, вонзать в затылок ледорубы и стрелять в спину революционных вождей, своих соратников по партии - история российского политического терроризма не могла сгинуть в пучине тёмных веков. "Орлы" Железного Феликса, смертельная хватка НКВДистских "ежовых рукавиц", сталинско-бериевские репрессии и устранение политических противников по всему миру - искусство убийства в российской политической верхушке всегда ценилось и совершенствовалось. Глобализация мира, казалось бы захлебнувшегося насилием и кровью после Второй мировой, не списала в архив старые приёмы одиночек из числа идеалистов-"народовольцев" и вышколенных по заказу кремлёвского Хозяина солдат смерти вроде Судоплатова, а наоборот - создала новые вызовы, маня масштабными возможностями. Ликвидировать противников по одиночку стало не интересно, куда привлекательнее - поставить террор на службу скрытых пружин, приводящих в разрушительное для оппонентов Москвы движение целые социальные группы, народы и даже государства.

1970-ые стали отправной точкой для современного терроризма. Невзирая на наличие объективных причин, которые подталкивали Европу к внутренним противостояниям и политических катаклизмам, трудно не заметить рукотворного характера развернувшейся по всему миру волны террора.

"Красные бригады", "серые волки", "чёрные сентябри" и просто одиночки вроде Карлоса "Шакала". Секуритате, Штази, и конечно же - КГБ - за этими названиями стоят самые мрачные страницы организации террористических актов. Убийства диссидентов, захваты самолётов, разжигание межнациональной и межконфессиональной вражды, создание террористических организаций и финансирование их по всему миру - не будет преувеличением сказать, что в отчаянной попытке устоять на вершине биполярного мира Кремль не чистоплюйничал в выборах средств для достижения своих целей.

Результаты не заставили себя ждать. Терроризм почти 30 лет собирал щедрый урожай невинных жертв по всей Европе. Военное противостояние Израиля с соседними арабскими странами перешло в плоскость перманентной террористической войны, подогреваемой московскими кураторами и инспирологами Организации Освобождения Палестины.

Read more...Collapse )


Готова ли была РККА отразить немецкое наступление 22 июня 1941 года?

Оригинал взят у reich_erwacht в Готова ли была РККА отразить немецкое наступление 22 июня 1941 года?
В номере за 12.11.1999 газеты "НВО" ("Независимое военное обозрение") была опубликована статья Андрея Михайлова "Директива благих намерений". Некоторые моменты в ней вполне логичны, некоторые написаны без учета "дополнительной" информации. Здесь сейчас можно начать обсуждение директивы с ее приписки в "Малиновке": "машинопись, незаверенная копия". О чем это говорит? О том, что публикатор держал в руках текст, отпечатанный на машинке. Можно предположить, что печатался он с какого-то рукописного черновика. Но по какой-то причине редакция "Малиновки" ссылаться тот черновик не захотела. А можно ли где-то на него посмотреть? Издавали ли его другие авторы? Как оказывается, издавали. В частности, в статье Михайлова в "НВО". Сейчас в архиве газеты статья показана только в виде текста. Но есть сайты, на которых эту статью продублировали с картинками (например, здесь). Картинки (сканы) такие (два листа):

1

2

Смотрим подписи на втором листе: Маленкова и Жукова. Тимошенко нет. "Для протокола" было бы полезно выяснить, кто написал этот текст? И что означает подпись "Маленков" – это реально его подпись или просто "ФИО"?

Можно ли найти автограф Маленкова? Как оказалось, можно.

Read more...Collapse )